Каталог
Новости
3D Вышивка Ноу-Хау БижуСтиль
Главная / О платках / Об изделиях
Об изделиях

Пух оренбургских коз — самый тонкий в мире: толщина пуха оренбургских коз — 16-18 мкм, ангорских коз (мохер) — 22-24 мкм. Поэтому изделия из оренбургского пуха — шали и паутинки — особенно нежные и мягкие. Суровые морозные зимы со снегом и оренбургскими метелями — буранами, а также особенности питания оренбургских коз — растительность горных степей Урала — вот основные причины, почему порода оренбургских коз имеет такой тонкий пух. Вместе с тем, этот пух очень прочный — прочнее шерсти. Самое удивительное, что оренбургские козы разводятся только в Оренбургской области. Попытки французов в XIX веке вывезти из Поволжья оренбургскую козу не удались: тонкий пух козам нужен для сохранения тепла, а мягкий климат Франции этому не способствовал. Оренбургские козы во Франции выродились, превратившись в обычных коз с грубым толстым пухом. В XVIII—XIX веках Франция экспортировала десятки тысяч пудов оренбургского пуха, который ценился выше кашмирского. Западная Европа и сейчас много покупает оренбургского пуха.

Пика популярности оренбургские паутинки достигли на закате развития Российской империи. В это время в Англии начали изготавливаться изделия с пометкой «Имитация под Оренбург».

Оренбургские платки бывают нескольких видов:

простой пуховый платок (шаль) — серые (редко белые) толстые теплые пуховые платки. Именно с изготовления шалей и начался оренбургский пуховязальный промысел. Наиболее теплый вид платка. Такие платки используются для повседневной носки.

паутинка — ажурное изделие из козьего пуха тонкого прядения и шелка. Не используются для повседневной носки. Используется в торжественных, праздничных случаях, так как схемы и приемы вязания намного сложнее, чем простого пухового платка. Обычно используется более чистая и мягкая шерсть, что удорожает изделие.

палантин — тонкий шарф/накидка, по способу вязанию и применению аналогичен паутинке.

Паутинка и палантин — это очень тонкие, как паутина, платки. Тонкие паутинки имеют, как правило, сложный узор и используются как украшение. Лучшие тонкие паутинки вяжут в сёлах Жёлтое и Шишма Саракташского района [1]. Такая паутинка украсит любое платье вне зависимости от фасона. Тонкость изделия нередко определяют по 2 параметрам: проходит ли изделие через кольцо и помещается ли в гусином яйце. Впрочем, не каждое хорошее изделие обязательно соответствуют данным условиям, так как каждая мастерица прядет нить разной толщины, иной раз предпочитая более толстую нить тонкой. В качестве основы для паутинок используют шёлковую (реже — вискозную или хлопчатобумажную) нить, для шалей используют хлопчатобумажную (реже — лавсанную) нить. В паутинках обычно две трети пуха и одна треть шёлка.

2. По одному из преданий первые прибывшие на Урал русские переселенцы были удивлены легкому облачению калмыкских и казахских джигитов, скачущих по бескрайним степям бывшей Киргиз-Кайсацкой Орды. Секрет противостояния лютым уральским морозам оказался необычен: в качестве подкладки под свои легкие одежды они использовали платки, сшитые из козьего пуха. Платки были сшиты без каких-либо узоров, выполняя лишь утилитарную функцию: сохранить тепло своему хозяину.

Такой подход к вязанию пуховых платков изменился, когда за дело взялись русские казачки, начавшие наносить узоры на пуховые изделия. Достаточно быстро такое новшество становилось все более распространенным, и оренбургские пуховые платки становились известными уже и за пределами региона. Необычайный пух оренбургских коз вместе с изумительными узорами завоевывали новых почитателей.

Настоящая слава к оренбургскому пуховому платку пришла в XIX веке. Деревенские рукодельницы стали получать международные награды. Интерес к региону возрос настолько, что заморские купцы приезжали в далекую российскую провинцию за пухом знаменитых коз. Иностранные компании пытались наладить производство в Европе и даже Южной Америке. За тысячи километров увозились козы, но удивительным было то, что уже через 2-3 года после переселения козы теряли свои лучшие свойства и приносили пух, мало отличающийся от пуха обычных коз. Только морозный уральский климат был хорош для оренбургских коз.

 

Отчаявшись заполучить оренбургских коз, иностранцы стали закупать пух из Оренбурга. Изделия были настолько знамениты, что одна из английских компаний, выпускавшая пуховые платки, делала на них пометку “имитация под Оренбург”.

В XX веке войны и железный занавес советского времени означали окончание эпохи мировой известности Оренбургского региона. Однако это не означало окончания развития пуховязального промысла. Одним из новведений стало использование пуха как оренбургских, так и волгоградских коз. Пух волгоградских коз хорошо подходил для вязания белых платков, что оценили местные рукодельницы.

Другим изменением стало основание Оренбургской фабрики пуховых платков. Мастерами цеха становились рукодельницы знаменитых пуховязальных районов. Саракташские мастерицы по праву заняли видное место на Фабрике. Использование машин открыло широкие возможности для экспериментов: возможность наносить на пуховые изделия фактически любые узоры за короткое время открывало простор для фантазии. Серединка платка вязалась даже лучше, чем вручную.

Снова как и в XIX веке оренбургский пуховый платок оказался в центре внимания, на этот раз в пределах СССР. Прибыть из Оренбурга без пухового платка стало считаться неуважением. Отбывающие в Оренбург неизменно получали одно и то же задание: привезти знаменитое изделие домой.

Фабрика получала большое количество писем с одной и той же просьбой, но почти всегда с сожалением приходилось отказывать: фабрика была не в состоянии удовлетворить спрос даже в Оренбургской области, о других регионах речь идти не могла. Оренбургский пуховый платок стал роскошью.

Изменения в политическом и экономическом курсе страны в начале 90-х принесли перемены пуховязальному промыслу. Дефицит оренбургских изделий в других областях привел к тому, что предприниматели стали возить пуховые платки в отдаленные регионы России, где спрос населения на оренбургскую продукцию был высок даже во время экономического спада.

Однако говорить о развитии промысла в последние 15 лет было бы неверным. Помимо ухудшившегося экономического положения промысла, появилась новая проблема: подделки, наводнившие российские рынки. “Настоящий оренбургский пуховый платок”, от которого через месяц остаются только х/б-нитки, завоевал рынки куда быстрее настоящих изделий, портя имя Оренбургу. На “настоящие изделия с Оренбургской фабрики” наклеиваются такие же “настоящие” этикетки. О ручной работе и говорить не приходится: даже в Оренбурге отличить качественное вязание неспециалисту сложно.

“Да что с тебя взять? Ты даже платок связать не можешь!” - такие слова можно было услышать городской девушке в местных деревнях лет 40 назад. Вязание платка - нечто само собой разумеющееся, то, что деревенские девушки должны были уметь с совсем раннего возраста.

Мария Степановна начала вязать в пятом классе. Почти 70 лет она вяжет пуховые платки, и в свои 80 продолжает лучшие оренбургские традиции. Она живет в Оренбурге в небольшом старом домике. Таких домов в городе много: небольшие одноэтажки, окна со ставнями, деревянные ворота, покрашенные где зеленой, а где синей краской, маленький дворик. Кажется даже запах во дворах один и тот же - запах детства. После продажи такие дома обычно сносятся, а на их месте появляются дорогие кирпичные монументы - офисы или же дома богатых людей. Но пока что домики еще стоят - целыми улицами, кварталами, массивами, даже в самом центре.

В таком доме живет Мария Степановна. Ее пуховые изделия неизменно пользуются спросом у соседей и знакомых, которые не понаслышке знают о качестве связанных ею платков. Чтобы связать изделие, которое могло бы долго приносить радость его владельцу, тратиться немало времени. На паутинку 140х140 см у бабы Маши уходит 2 недели, а на добротный платок 145х145 см и вовсе целый месяц. Хотя Мария Степановна вяжет не все время, а между делом. Постоянно вязать не получается - спина начинает болеть. С этим ничего не поделаешь: труд достаточно тяжелый и для молодых девушек.

“А паутинка через кольцо проходит?”. Мария Степановна качает головой. Чтобы паутинка прошла в кольцо, она должна быть не такой большой (около 120х120см) и более тонкой. Мария Степановна так не вяжет, предпочитая практичность, ведь чем тоньше изделие, тем меньше оно сохраняет тепло. Паутинки у бабы Маши бывают 2 видов в зависимости от узора каймы.

Одно из заблуждений об оренбургских платках - то, что они связаны на 100% из пуха. Так не вяжут ни лучшие рукодельницы, ни фабричные мастера. Шелковые, вискозные и хлопчатобумажные нити дают основу, а пух - тепло и изящность. На одну паутинку у Марии Степановны уходит около 100 грамм козьего пуха ангорки и одна бобинка шелковой нити. На платок уходит 300 грамм пуха и большая бобинка хлопчатобумажной нити.

Качеству баба Маша уделяет большое внимание. Ее прялки стоят без дела - пух Мария Степановна прядет вручную веретеном и лишь потом соединяет с шелковой нитью. Не все пуховязальщицы поступают так: иногда пух сразу соединяют с шелковой или х/б-нитью, из-за чего пуховый платок становится менее прочным, ведь пух уже не может также хорошо держаться.

Один из мифов о пуховых платках гласит, что они должны быть изначально пушистыми и очень мягкими. Именно такие платки продают в большом количестве у оренбургского вокзала и на Центральном рынке. К ним приятно прикоснуться, и иногородние гости с радостью их покупают, думая, что вот он - желанный легендарный оренбургский пуховой платок. После того, как пух весь вылезет, приходит разочарование и сомнение: неужели легенды об оренбургском пуховом платке - это всего лишь миф?

Марии Степановне, как и многим истинным мастерицам, не нравится такая практика. Чтобы придать изделию пушистость, платок основательно прочесывается гребнем - пух начинает свисать, а через некоторое время после начала использования он и вовсе может вылезти. Настоящий новый пуховый платок не должен быть пушистым. У Марии Степановны новые изделия - мягкие наощупь, но отнюдь не пушистые. Качественные изделия становятся по-настощему мянкими и пушистыми только во время использования, и с каждым месяцем они все больше изумляют своих хозяев. Словно бутон, который становится все прекраснее, постепенно распускаясь.

Долгий кропотливый труд человечество всегда стремилось сократить - почему бы не использовать машинку для вязания? Мария Степановна придерживается более трудоемкого пути. Изделия, связанные на машинке, имеют “перед” и изнанку. Полностью ручная работа таких изъянов не имеет.

У изделий, произведенных на Фабрике, баба Маша находит свои плюсы: во-первых, возможность наносить любой рисунок позволяет воспроизводить достаточно сложные и оригинальные узоры, а во-вторых палантины и паутинки у Фабрики получаются достаточно тонкими, впрочем Мария Степановна все же предпочитает тонкости практичность.

Сама Мария Степановна носит паутинку, подаренную ее знакомой. Баба Маша улыбается: “Сама вяжу, а ношу не свое”. Среди пуховязальщиц принято с уважен

бласти. Различия в узорах, в тонкости изделий, в используемом пухе - не то, что каждый район, а каждое село может иметь свои традиции: желтинские платки неизменно покоряют выставки, а, скажем, никитинские по толщине и ажурности по праву считаются “исключением из всех пуховязальных правил”…

2. Узоры. Казалось бы, зачем было в XVIII веке тратить время на узоры при вязании в глухой российской провинции? Но русские казачки решили иначе и явили миру рождение знаменитого оренбургского платка. С тех пор узоры на платках - фирменная марка Оренбургского региона. Веками выработаны классические узоры, приводящие в изумление иногородних гостей.

3. Тонкость. Оренбургские платки различаются по тонкости: есть как толстые чрезвычайно теплые изделия, так и восхитительно легкие и тонкие. За свою изумительную тонкость ажурный платок получил название “паутинка”. Иной раз, боязно до нее дотронуться - кажется, вот-вот порвется. Но тем и славны

оренбургские платки и паутинки: это не столько сувениры, сколько практичные изделия, готовые служить десятилетиями для своей хозяйки.

4. Пух. Такого пуха нет нигде. Ни в Ирландии, ни в Тибете, ни в Южной Америке. Знаменитый оренбургский пух. Именно за ним еще век назад приезжали иностранцы в далекие оренбургские земли. Коз вывезти не получалось: и в Европе, и в Южной Америке они быстро теряли все пуховые свойства. Оставался единственно возможный выбор: либо закупать пух, либо покупать готовые изделия. Оренбургский пух достаточно капризен и требует тщательного перебора. На вид кажется, что из такого пуха никогда не может получиться и подобия оренбургского платка. Но в умелых оренбургских руках неказистый на вид пух преобразовывается в изумительное изделие.

Нежность, тонкость, легкость - недаром оренбуржцы считают пух своих коз лучшим в мире. Сейчас оренбургские мастерицы используют и другие виды пуха (волгоградский и ангорский) - в умелых руках и этот пух преобразовывается в истинное оренбургское изделие. И все же именно платки и паутинки из классического оренбургского пуха - неизменные эталоны высшего качества.

5. История. Более двух веков насчитывает история оренбургского платка. Сложно найти регион, где пуховязальные традиции были настолько велики. Благодаря русским казачкам платок обрел главные свои свойства: легкость и тонкость. За счет же усилий вязальщиц татарских районов Оренбургской области изделие вознеслось до еще больших высот, обретая новые очертания. Так, казалось бы недавно, всего полвека назад, связанные зубчики стали уже обязательным атрибутом для всех изделий ручной работы. Оренбургский регион, находясь на стыке культур, дал возможность промыслу вобрать в себя знания и умения разных народов.

6. Награды. Есть ли в России промысел, который бы приносил международные награды простым деревенским жителям? Как ни странно, именно оренбургский промысел является таковым. Еще 1-2 века назад оренбургские изделия удостаивались не только высоких российских, но и международных наград, что и по тем временам казалось из ряда вон выходящим явлением.

7. Orenburg Lace Shawl. Оренбургские изделия - фактически единственный российский промысел, который известен широкому кругу вязальщиц за рубежом. Orenburg Lace Shawl - платок пробуют вязать и в Австралии, и в США, и во многих других странах. Это классика. Во всем мире встречаются книги по вязанию, где даны схемы вязания оренбургского платка. И иной раз совершенно удивительно увидеть где-нибудь в Мельбурне связанный платок с до боли знакомым узором. Слава оренбургского платка была огромной еще в царские времена. Что говорить, если в Англии выпускали платки с пометкой “Имитация под Оренбург”…

8. Известность в России. Оренбургский платок - единственное изделие российских промыслов, упомянутое в песне, ставшей широко известной. Конечно написать стихи к песне их автор, Виктор Боков, мог только в Оренбурге и только после покупки настоящего оренбургского платка. И до сих пор оренбургские платки приводят в восторг: Валерия сравнивает их с лучшими марками одежды, Fergie визжит от восторга, даже Дима Билан с удовольствием гладит легендарные изделия. Старшее поколение ценит тепло, молодое же изумляется, что “старый советский” бренд изумительно красив и моден.

9. Фабричные изделия. Редкий промысел доходит до фабричного уровня. Это признак класса. Более 70 лет работает Оренбургская фабрика над вязанием пуховых изделий. Их изделия с удовольствием покупают как в Оренбурге, так и далеко за его пределами.

10. Подделки. Как ни странно, это лишь очередное доказательство известности и высочайшего класса. На плохой неизвестный товар подделки делать бессмысленно. Поэтому наличие подделок даже делает честь оренбургскому промыслу. Такие изделия продаются по всей России и даже далеко за ее пределами.

 
Корзина
Ваша корзина
Ваша корзина пуста.
Контактная информация

 

Г. Оренбург

ИП Попова Ю.В.

ИНН 560901660188

Тел. 8(9619) 290-790

Тел. 8(3532) 290-790

Режим работы: с 9.00 до 19.00

без выходных и перерывов

(время Московское)